Валерий Цепкало не платил за построенный моей фирмой дом

История с домом Валерия Цепкало, который тот сначала построил, будучи директором ПВТ, а потом продал (или оформил возвратный лизинг) для участия в выборах, получила неожиданное продолжение.

В среду 27 мая в dev.by обратился Седат Игдеджи, турецкий и белорусский бизнесмен, владелец группы строительных компаний, которые участвовали в возведении объектов ПВТ. Он назвался тем самым подрядчиком, который также строил дом Валерию Цепкало за Национальной библиотекой. Сотрудничество, со слов Седата Игдеджи, оказалось очень неудачным: за услуги проектирования и строительства Цепкало не заплатил ничего. Узнав о президентских амбициях Цепкало, Игдеджи решил предать эту историю гласности.

История знакомства

Седат Игдеджи утверждает, что познакомился с Валерием Цепкало в 2006 году в Анталии, где тогдашний руководитель ПВТ искал инвестора для строительства объектов Парка.

В 2012–2015 годах компании Седата Игдеджи в качестве генподрядчика строили объекты для ПВТ (мы нашли список из шести объектов для ИТ-отрасли, в том числе двух объектов, заказчиком которых выступала администрация ПВТ. — Прим. ред.). Эта стройка и последующая передача их другим застройщикам освещались в медиа.

Во время этой работы Игдеджи с Цепкало якобы сблизились и стали друзьями.

2013 год — дружба и начало стройки

— Как-то Цепкало предложил построить для него дом, — говорит Игдеджи. — Я ответил согласием, но выставил условие, что Цепкало будет платить. В договоре мы прописали цену порядка 50-60 тысяч долларов. Это был формальный договор. Реально наша фирма выполнила работы на 200 тысяч долларов. Цепкало должен был формально деньги ежемесячно платить по договору, но не платил не копейки.

В редакции есть договор стройподряда, из которого следует, что в мае 2013 года компания Седата Игдеджи «Седат Строй» заключает с Валерием Цепкало договор на строительство дома в переулке Тепличный. Стоимость работ — 500 млн рублей, по курсу на май 2013 года это примерно 58 тысяч долларов. Также есть договор, согласно которому компания Игдеджи оплачивает услуги по проектированию дома.

Игдеджи утверждает, что Цепкало передал только свидетельство о госрегистрации на землю, все документы для строительства — разрешение, проект, согласования — Игдеджи делал сам:

— Одна наша фирма заключила договор подряда с проектировщиком, проект стоил примерно 15 тысяч долларов, эти деньги заплатил я.

О причинах столь серьёзных уступок экс-директору ПВТ Игдеджи говорит так:

— Мы были его генподрядчиками, Цепкало был моим другом, мы хотели ему помочь.

Мы спросили пресс-секретаря Цепкало Алексея Урбана, почему для строительства дома был выбран именно этот подрядчик. Алексей Урбан ответил так:

—  На основании объективно первого хорошего впечатления от работы и предложения.

Ранее в интервью Радыё Свабода Алексей Урбан сообщал:

— Дом строился в то время, когда Валерий Цепкало оставил пост руководителя ПВТ. Если бы я имел список хороших, проверенных подрядчиков со старой работы, то почему бы им не воспользоваться? Это логично.

Цепкало был директором до 2017 года, строительство дома началось значительно раньше. На просьбу dev.by прокомментировать противоречие Урбан пояснил, что имел в виду несколько другое: дом строился и достраивался в том числе и после того, как Валерий Цепкало перестал быть директором ПВТ:

— Дом был сдан осенью 2019, а продан в этом году, когда Валерий Цепкало уже не руководил Парком. Так что противоречия нет.

2014 год — что-то пошло не так

По словам бизнесмена Седата Игдеджи, дом для Цепкало его строители закончили на 90%:

— Мы построили фундамент, два этажа и крышу полностью, весь дом отштукатурили и поставили окна. Электрику и сантехнику делали — 418 кв. м. Как может такое 500 миллионов стоить? (Примерно 58 тыс. долларов по курсу 2013 года. — Прим. ред.).

Тему дома Валерий Цепкало обсуждал в интервью с Артемом Шрайбманом для TUT.by 28 мая. В нём Цепкало заявил, что договор с первым подрядчиком был расторгнут очень быстро.

— Недели через три мы этот контракт разорвали, исходя из того, что мой технадзор, который я нанял, сказал, что так не пойдёт.

— Это открытое вранье, — реагирует на эти слова Игдеджи. — Мы работали год с мая 2013 года. После нас он делал только чистовую отделку. Реально наша фирма выполнила работы на 200 тысяч долларов. Мы захотели получить от Цепкало ту оплату, которая была прописана в договоре. Однако он отказал. Мы стали крепко ругаться. Цепкало сказал, что все договоры генподряда на строительство ПВТ будут с нами расторгнуты. Он хотел, чтобы дом считался подарком ему за возможность строить объекты ПВТ. Я сказал, что подам в суд. Цепкало ответил, что он — большой человек, и решение суда будет в его пользу.

Пресс-секретарь Алексей Урбан утверждает, что компания Седата сделала только фундамент, и то некачественно (но просит обратить внимание, что «это комментарий без полного изучения всех документов (со слов редакции) или экспертности  в  строительной или правовой сферах»):

— Этот подрядчик выполнял работы на первом этапе (монолитные работы), занимаясь постройкой фундамента. Работы были выполнены некачественно и с нарушением технологий (не была проложена гидроизоляция и т. д., что подтвердил технадзор и госкомиссия). Это в дальнейшем повлекло за собой дополнительные расходы уже на момент дальнейшей стройки. Представляете, как «доложить» внутреннюю — земельные работы — на уже построенный объект? Конечно, суд согласился с издержками истца и присудил выплату ответчику за некачественно выполненные работы и понесённые в связи с этим убытки.  Если бы дом был построен на том фундаменте, который строила компания господина Седата, дом бы «сложился» как карточный домик, — признал технадзор и государственная комиссия.

Тут возникает новое противоречие. Из решения суда следует, что дефектный акт на работы компании Седата Игдеджи технадзор составил почему-то только в мае 2014 года — через год после начала стройки. На основании этого акта Валерий Цепкало позже выиграл суд.

Суд и мировое соглашение

В августе 2014 компания Седата Игдеджи направляет Валерию Цепкало письмо с требованием оплатить работы по строительству дома (устройство фундаментов, стен, крыши, окон, дверей). И обращается в суд с аналогичным требованием. Валерий Цепкало подаёт встречный иск.

В итоге в августе 2015 года суд отказывает в требовании Седата Игдеджи оплатить строительство дома на основании того, что акт выполненных работ заказчику не вручили, и он его не подписал. Более того, суд решает взыскать в пользу Цепкало неустойку и убытки (871 млн рублей, примерно 56 тысяч долларов по курсу 2015 года).

Позже компании Седата пытаются взыскать с Цепкало стоимость потраченных на строительство материалов, но дело заканчивается мировым соглашением — Седат Игдеджи отказывается от претензий.

По словам Седата Игдеджи, он вынужден был заключить мировое соглашение, отказавшись от денег за строительство дома:

— Мы боялись, и через суд этот дом ему подарили. Цепкало говорил: если ты, Седат, мой дом бесплатно не закончишь, то все генподрядные договоры с ПВТ потеряешь. В случае заключения мирового соглашения он обещал этого не делать, но обманул. Мы отказались заканчивать строительство дома, поэтому Цепкало остановил финансирование строительства ПВТ и стал чинить нам проблемы, указывать на дефекты. Это был открытый шантаж.

Пресс-секретарь Цепкало Алексей Урбан утверждает, что это неправда.

Ниже документы, которые упоминаются в тексте. Седат Игдеджи является учредителем  компаний, указанных там.

Документы